Продлили арест. Больного экс-сенатора не выпускают из СИЗО

В Басманном суде Москвы не так давно состоялось судебное заседание по продлению срока содержания под стражей экс-сенатору от Карачаево-Черкесской Республики Вячеславу Дереву.

При этом под арестом он находится по сомнительным обвинениям, как уверяет сторона защиты. Бывшего парламентария задержали в собственном доме в Черкесске 6 марта 2018 года, после чего доставили в Москву. Последние 8 месяцев он находится под стражей.

Суть дела

Обвинение в адрес экс-сенатора выглядит следующим образом: по версии следствия, предприятие ЗАО «АПК Киево-Жураки», которым руководил Дерев и которое занималось постройкой животноводческих комплексов в Адыгее и Кабардино-Балкарии, завысило стоимость работ и получило возмещение НДС в размере 100 млн рублей.

При этом у многих вызывает недоразумение тот факт, что арестовали Вячеслава Дерева через 10 лет после преступления, при этом дело было возбуждено более 6 лет назад. А также возникает вопрос о том, почему сидит только он, если по делу проходят еще 6 человек. Они находятся под подпиской о невыезде и остаются у себя дома в Карачаево-Черкесии. «Дерев может просто не дожить до суда, и складывается ощущение, что именно такую цель ставит перед собой следствие», — делится опасениями адвокат экс-сенатора и бизнесмена Кирилл Бельский.

Вячеслав Дерев — достаточно известный на Северном Кавказе политик. В последнее время он вел активную борьбу против криминалитета, а его защитники полагают, что задержан он по обвинению, не выдерживающему критики.

Проблемы со здоровьем

Тут стоит еще понимать, что Дереву 70 лет и он имеет довольно тяжелые заболевания, по факту являясь инвалидом. Были проведены обследования и экспертизы, подтвердившие наличие у него ряда хронических патологий. Комиссия также указала в своем заключении, что в период обострения имеющихся заболеваний с ним нельзя проводить различные следственные действия без использования медикаментов. Также в это время с ним должен присутствовать врач. Занимать же все эти действия должны не более 3-4 часов.

При этом, как отмечает адвокат экс-сенатора, во время задержания к его подзащитному не были допущены врачи скорой помощи. Дерев в 2018 году уже перенес на ногах несколько гипертонических кризов. «В действительности гипертонических кризов было больше, — рассказывает адвокат Бельский. — Каждая поездка из СИЗО в суд на продление сроков содержания под стражей начинается в шесть утра и заканчивается около 10 вечера. Все это время тяжелобольной пожилой человек проводит под конвоем, не имея возможности прилечь или принять лекарство».

Сам же Дерев не привык жаловаться, поэтому даже адвокатам не сообщает о критическом ухудшении своего состояния. Но на последнем заседании он уже с самого начала не мог нормально отвечать на вопросы, даже простые, например, о своем имени, адресе проживания и т. д. Адвокат настоял на вызове врача в зал суда, была приглашена бригада скорой помощи, которая немедленно госпитализировала подследственного в больницу с уточнением, что его состояние не позволяет принимать участие в дальнейшем судебном заседании.

Решение оставить его под стражей и дальше было уже принято без него. Даже представитель Генеральной прокуратуры на процессе просил суд, учитывая состояние здоровья задержанного и затянувшееся делопроизводство, изменить Дереву меру пресечения на домашний арест. «Возражая прокурору, следствие не постеснялось повторить суду формулировки следователя ГСУ СК России Вардугина, что Дерев свои болезни просто-напросто симулирует. И это несмотря на заключения тюремных врачей, имеющиеся в материалах уголовного дела шесть томов медкарт Дерева и, наконец, на выводы судмедэкспертизы, говорящие прямо об обратном», — сказал адвокат. Также он утверждает, что следователи требовали в день госпитализации Дерева вернуть его в суд в любом состоянии.

Судья не нашла поводов, чтобы изменить меру пресечения на домашний арест, и отправила экс-сенатора в СИЗО до 15 февраля 2019 года.

Как рассказывают защитники Вячеслава Дерева, их клиент по состоянию здоровья вынужден отказываться от всех следственных действий, за полгода в СИЗО состояние его здоровья стало критическим. После госпитализации из зала заседаний Басманного суда он уже не всегда находит силы для беседы даже с собственными адвокатами. «Тюремная медицина бессильна, поскольку необходимо делать сложную высокотехнологичную операцию в кардиоцентре, но пока разрешения на допуск врачей следователь Вардугин не дал», — рассказывает адвокат Бельский.

Есть вопросы по подобным историям и у судейского корпуса. Было отмечено, что увеличение числа ходатайств следственных органов о продлении сроков содержания под стражей «свидетельствует о волоките и низком качестве расследования». Согласны с таким мнением и в Генпрокуратуре. «Прокуроры выявляют факты откровенной волокиты со стороны следователей», — заявляет генпрокурор РФ Юрий Чайка. Основной причиной несоблюдения разумных сроков при расследовании уголовных дел, по его словам, является низкий уровень ведомственного контроля.

Но пока ситуация остается прежней. Чем она закончится, покажет время.

Источник

↓